ОТЗЫВ НА КНИГУ Д.С.ЛИХАЧЕВА. ПРОШЛОЕ — БУДУЩЕМУ. М.: НАУКА, 1985.


Книга академика Д.С. Лихачева «Прошлое – будущему» представляет собой сборник статей и выступлений, наиболее показательных для научных концепций автора; мемуарных очерков, посвященных формированию научных интересов и анализу основных принципов научно-исследовательской и организаторской работы, а также ряда очерков с людях науки.

Цель издания определена как общественный самоотчет ученого, чья научная деятельность «рассматривается в единстве с его общественной деятельностью» (с.11). Поэтому в личностно-артикулированных автобиографических записях, анализирующих основные этапы творческого становления автора, а также в записях, посвященных людям, являющим собой «наибольшую цельность личности и своей научной деятельности» (с.11) задается тип человека, ученого, чье поле деятельности охватывает не только предметы специфически научных изысканий, но связано с проблемами общественной жизни, с вопросами этики и морали. «Давно установлено, что начиная с периода романтизма личность поэта и его поэзия слиты… Но слиты также живопись и живописец… Личность и его труды особенно сильно связаны у ученых в гуманитарных науках. Сейчас выяснилась эта связь и у физиков… Надо думать, что личность ученого будет играть все большую роль в науке» (с.574). В этом одна из причин, по которой морально-этические проблемы особенно актуализировались в наш век для сферы науки. Другая причина  связана с возросшей ответственностью ученого в период научно-технического прогресса перед человечеством. Третья причина – изменение самого способа научной работы. «В наш век, когда наука стала в той или иной мере коллективной, вопросы научной морали выдвинулись на передний план. Только в морально здоровом коллективе, возглавляемою морально умным и честным руководителем, научные исследования ведутся успешно, плодотворно и приносят счастье всем сотрудникам коллектива» (с.44). Основные этические постулаты коллективного научного труда – уважение чужих мнений, чужого личностного достоинства; недопустимость и непременное пресечение явного или скрытого присвоения чужих идей; «честность по отношению к предшественникам и др. — залог плодотворности научных изысканий.

Одно из  фундаментальных понятий, пронизывающе композиционно-смысловой строй книги в целом – понятие памяти. Память – важнейший показатель культуры в самом широком смысле этого слова. «Культура личности формируется в результате деятельной памяти одного человека, культура семьи – как результат семейной  памяти, культура народа – народной памяти» (с.65). Величайшее нравственное значение памяти состоит в «преодолении времени, преодолении смерти», ибо память «противостоит уничтожающей силе времени и накапливает то, что называется культурой» (с.65). Обращение к культуре прошлого, а также к национальным корням (если это не продиктовано узко-националистическими интересами и не является отражением сознания национальной исключительности) обычно сопровождается подъемом общественной и культурной жизни. Такими были обращения к античности в разные исторические времена: при Карле Великом в VIII-IX вв., в Византии в IX-X вв. и в XII-XIV вв., в эпоху Ренессанса, в Европе конца XVIII-начала XIX вв.(в России это классицизм и ампир), обращение декабристов к истории Новгорода, открытие древней русской иконы и архитектуры в начале XX в. Ныне в нашей стране отмечается повышение интереса к истории и культуре эпох, характеризующихся гражданским подъемом и борьбой за национальную независимость Руси.

Память, как культурная деятельность по «преодолению времени и смерти» воскрешает прошлое. Но и прошлое обладает действенной силой, определяя и обогащая настоящее и будущее. «Время создает все новые «углы зрения», позволяет по-новому взглянуть на старое, открыть в нем нечто, ранее не замечавшееся. Важно при этом отметить, что чем выше и значительнее идей современников, тем они более способны увидеть и понять не замеченные ранее ценности в прошлом.

Изучение высоких памятников прошлого никогда не может завершиться, замереть. Оно бесконечно и позволяет бесконечно углубляться в богатства культуры» (с.157). Часто бывает, что современное прочтение старых образцов, идей, традиций создает новые культурные ценности. Поэтому сохранение всего комплекса наследия материальной и духовной культуры есть основа культурного развития. В этой связи Д.С. Лихачев вводит понятие «культурной экологии». «Если природа необходима человеку для его биологической жизни, то культурная среда столь же необходима для его духовной, нравственной жизни, для его «духовной оседлости», для его привязанности к родным местам, для его нравственной самодисциплины и социальности» (с.50). Несоблюдение законов культурной экологии способно убить человека нравственно, также как несоблюдение законов экологии природы может убить его физически. Экология культуры – это не просто сохранение и изучение отдельных культурных памятников, но сохранение целостности исторически сформированной культурной среды, изучение ее нравственного значения, механизмов ее воздействия на человека и общество. Для архитекторов, в частности, соблюдение законов экологии культуры означает необходимость изучения и сохранения традиционного соотношения природных ландшафтов и архитектурных памятников; планирование новых застроек с тем, чтобы они не разрушали и не оттеняли исторически культурных центров, а гармонировали с ними. В этом состоит социальность, социальная ответственность архитектуры, и это гарантия того, что она будет представлять из себя подлинно новую культурную ценность, основанную на творческом следовании традиции. Это не означает простого подражания старому. «Творческое следование традиции предполагает поиск живого в старом, его продолжение, а не механическое подражание иногда отмершему» (с.52).

Экология культуры – предмет и проблема, практически отечественной наукой еще не поднимавшаяся, хотя и общественность, и специалисты ясно осознают значимость для человека и общества их предметно-материальной среды. Разница между экологией природы и экологией культуры состоит в том, что нарушения утрат в природе до известной степени восстановимы, тогда как утраты памятников культуры необратимы, «ибо памятники культуры всегда индивидуальны, всегда связаны с определенной эпохой, с определенными мастерами. Каждый памятник культуры разрушается навечно, искажается навечно, ранится навечно» (с.62), «запас» таких памятников, «запас» культурной среды в мире ограничен и прогрессивно истощается. Поэтому, как считает Д.С. Лихачев, предмет экологии культуры насущно необходим, от его продуманности и реальной действенности будет зависеть состояние культуры настоящего и будущего.

Экология культуры может стать необходимой частью патриотического воспитания. Человек, живущий в исторически сложившейся и бережно хранимой культурной среде, предметы которой напоминают ему о деяниях и таланте предков, научается уважению к минувшему, нравственной ответственности перед потомками, научается видеть и  ценностно измерять свою жизнь и жизнь своего народа в широкой исторической перспективе, становится творческой, социально-активной личностью. Помимо такого непосредственного воздействия на человека культурной среды, может быть разработана и воспитательная программа, питающая это воздействие. В этой связи Д.С. Лихачев предлагает «в программе средней школы ввести преподавание краеведения с основами биологической и культурной экологии, шире создавать в школах кружки по истории и природе родного края» (с. 62).

Морально-этический и эстетический контексты понятий памяти, национальной культуры и экологии культуры включают в себя понятие интернационализма и как следствие грамотнго «воспитания историей», исторически сложившейся средой материального и духовного обитания, и как объективно существующий закономерный социально-исторический фактор. «Культура — это то, что объединяет народы. Чем выше культура народа, тем больше в ней нуждаются соседи и последующие поколения, тем больше она сама нуждается в освоении
других культур. Чем ниже культура, тем безразличнее она к культурам других стран и эпох.  Чем выше культура народа, тем сильнее в нем связующие нити, тем он миролюбивее, тем он социальнее» (с. 66).

Пониманию и проникновению в строй культур других народов способствует развитие эстетической и умственной восприимчивости, которые являются важными составляющими социальности человека. Эстетическая и умственная восприимчивость формируется, в первую очередь, живым приобщением к ценностям культуры своего народа: например, умение понимать древнерусскую литературу делает человека способным понимать сложнейшие эстетические системы литератур европейского и азиатского средневековья; способность понимать искусство древней иконописи дает к пониманию живописи Византии,
Египта, персидской миниатюры и т.п. Поэтому, по мысли Д.С. Лихачева, «патриотизм непременно должен быть духом всех гуманитарных наук, духом всего преподавания» (с. 75).
Немалая роль в воспитании эстетической и умственной восприимчивости принадлежит искусствоведам, в частности, литературоведам. В гуманитарных науках неуместна сосредоточенность лишь на немногих культурных объектах, перед ними  «стоит сложнейшая задача понять, изучить культуры всех народов мира», стоящие на различных этапах своего исторического развития (с. 73). Понимание своей национальной культуры и иных культур — взаимосвязанный и взаимообогащающий процесс, открывающий новые историко-культурные перспективы, развивающий творческую активность, повышающий уровень культуры отдельной личности и всего народа.

Проникновение в строй и духовную наполненность отечественной культуры может быть адекватным лишь при условии целостного и органического вхождения в нее, ибо культура — это динамичный процесс, все элементы которого взаимосвязаны. Фрагментарность в познании и изучении ее феноменов неплодотворна. Так, для понимания своеобразия русской литературы мало знать отдельные памятники, ибо «важны не только стабильные, неизменяемые моменты, ее общая характеристика, но и самый характер развития, характер отношений, в которые вступает литература; не только черты, присущие литературе как таковой, но и положение ее в культуре страны, ее взаимоотношение со всеми другими сферами человеческой деятельности» (с. 220). Например, невозможно понять и эстетически верно оценить «душевную емкость» искусства русского Предвозрождения, начавшегося со второй половины  XIV в. (это в литературе — и Русский Хронограф, н Епифаний Премудрый, и Повесть о Петре и Февронии Муромских; в живописи — Феофан Грек и Андрей Рублев), не  уяснив себе основных антропологических и гуманистических положений исихазма. Также, скажем, как невозможно до конца прочувствовать ценность и национальное своеобразие русской культуры, не будучи знакомым с особенностями древнейшей в мире культуры — крестьянской, в которую входят и фольклор, и трудовые навыки, и высокая бытовая культура.

Знание  и понимание своеобразия отечественной культуры важно и в идеологическом аспекте. На Западе, помимо множества добросовестных и серьезных работ по истории древнерусской культуры, появляются произведения, цель которых — принизить значение русской истории и культуры, дискредитировать его: многие памятники русской письменности объявляются поддельными и т. п. С помощью подобных спекуляций их авторы стремится создать общественное мнение, представляющее нашу страну как заведомо отсталую, неспособную к самостоятельному развитию и существующую за счет заимствований с Запада. Таким спекуляциям можно противопоставить только бережное
отношение к культурному наследию, правдивое и аргументированное знание русской истории и культуры, их истоков, их этапов, их своеобразия.

Хранение и изучение культуры прошлого — не измена сегодняшнему дню, ибо основная черта ее — устремленность в будущее, которое она питает и наполняет созидательным содержанием.

Со многими мыслями, идеями и замыслами Д.С. Лихачева, очерченными в его книге, перекликаются слова, произнесенные с трибуны XXVII съезда КПСС Е.К. Лигачевым о наблюдаемом сегодня подъеме патриотических чувств, возросшем общественном интересе к истории общества, к богатствам нашей многовековой многонациональной культуры: «История, революция, их памятники — это могучий источник воспитания народа. И людей наших надо воспитывать так, чтобы они были ревностными хранителями духа народного, который живет в памятниках истории и культуры, в камне и в бронзе, в самом неповторимом звучании имен наших городов, сел и улиц»[1].

[1] Правда, 28 февраля 1986 г., с. 4

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Добавить комментарий