СТЕЙС ЛИНДСЕЙ КУЛЬТУРА, САМОСОЗНАНИЕ И ПРОЦВЕТАНИЕ НАРОДОВ


Дата: 6 января 2004 Автор:Стейс Линдсей  
 
Культура играет большую роль в способности народов достичь процветания так как она определяет отношение людей к риску, награде и возможностям. В этой главе книги «Культура имеет значение: как ценности влияют на человеческий прогресс» мы пытаемся показать, что культурные особенности оказывают громадное влияние на человеческий прогресс, так как они формируют принципы, по которым организуется экономическая деятельность – а без экономической активности никакой прогресс немыслим.
 
Глобальная экономика двадцать первого столетия создает для нас невиданные прежде возможности сделать мир процветающим. Однако она также является потенциальной угрозой для накапливаемый в течение столетий культурных традиций во всех уголках земного шара, что прекрасно иллюстрирующаяся следующей историей.    
 
Недавно я выступал с лекцией о конкурентоспособности перед группой правительственный и деловых лидеров Ганы. После лекции ко мне подошел молодой человек и спросил, подразумевал ли я в своей лекции что его культуре необходимо измениться для того чтобы преуспеть в глобальной экономике.
 
Он рассказал, что в его этнической группе традиции требуют безусловного уважения к старшим, а многие из старейшин в его деревне против того чтобы молодые лидеры принимали активное участие в национальном бизнесе. 
 
Его вопрос отражает важнейшую проблему: должны ли жители развивающихся стран более полно вовлекаться в глобальную экономику? Может ли тот или иной регион сохранять свою историю и культурное своеобразие, и при этом быть конкурентоспособным в глобальной перспективе?
 
 Эти вопросы задавались многими авторами, на работах которых основывается эта глава. Однако понятно, что четких и однозначных ответов на эти вопросы не существует. Трудно даже просто попытаться понять сущность двух главных объектов этой главы: человеческой культуры и прогресса. Понять же и интегрировать их – задача вдвойне сложная. Такие авторы. как Давид Ландс, Майкл Портер и Джефри Сакс поставили ряд важных вопросов о влиянии на экономическое развитие других детерминантов – государственной политики и географического положения. Другие исследователи обсуждали в своих работах важность культуры для формирования отношений к работе, доверию и авторитету – понятиям, которые также непосредственно влияют на темпы прогресса.
 
При всем при этом, актуальным остается вопрос: как же создать те изменения, которые обеспечат постоянный рост уровня жизни в развивающемся мире? Более того, остается в силе еще более сложный вопрос, который задает Ричард Шведер: а не будут ли такие изменения угрожать сохранению местной культуры? Не приведет ли экономический прогресс в развивающемся мире к тому, что мы не сможем больше наслаждаться нашей культурой в свете многих других, которые исчезнут под напором рыночных механизмов? 
       
Я мои коллеги из Monitor Group™ проделали большую работу по консультированию бизнесменов и правительственных лидеров по вопросам создания конкурентоспособной экономики. При этом мы старались действовать таким образом, чтобы не нанести ущерб местным институтам и культурному наследию.
 
Снова и снова, мы приводили аргументы в пользу изменения общей политики, стратегии, конкретных действий или моделей коммуникации. В большинстве случаев те лидеры, с которыми мы имели честь работать, признавали обоснованность наших рекомендаций. Тем не менее из нашего опыта стало понятно, что адекватно ответить на сложные вопросы экономического развития недостаточно для того чтобы полностью изгнать призрак плохо развивающейся экономикиЛюди часто принимают ваши доводы, понимают необходимость изменений, выражают готовность к изменениям, - и потом возвращаются к привычному ходу дел.
 
Это желание вернуться к привычному не является характерной культурной чертой само по себе, однако в то же время ясно отражает серьезные вызовы, с которыми сталкиваются те, кто хочет принести новое видение более благополучного будущего. Экономический прогресс зависит от того, смогут ли люди изменить свою точку зрения на создание богатства. Это подразумевает изменение основных ценностей и воззрений, на которых основывают свои экономически неэффективные решения многие лидеры в развивающихся странах.
 
В своих замечаниях Ховард Гарднер говорил о том как ученые-когнитивисты попытались понять и описать те мысленные представления, которыми люди пользуются для определения смысла жизни.  Именно с такого уровня необходимо начинать если мы хотим привнести действительно долгосрочные изменения.   
 
Петер Зенге, наряду с другими авторами, называл эти представления «ментальными моделями», которые он определял как «глубоко укоренившиеся оценки, генерализированные ценности или даже картины или образы, которые влияют на то как мы понимаем мир и как действуем».
Многие из авторов, внесших свой вклад в создание этой главы, указывали на то, что «объект анализа» в вопросе о культурных ценностях и экономическом прогрессе не очень понятен. Должны ли это быть несколько народов с одинаковым религиозным наследием, отдельные нации со специфическими культурными и историческими ценностями или, возможно, разные сообщества внутри одного народа, отличающиеся друг от друга своими верованиями и ценностями? Например, Роберт Эдгертон пишет о том, что может существовать одна экономика, но много культур. Мы считаем, что в продуктивном диалоге о культуре нельзя полагаться на общие рассуждения о влиянии религиозных воззрений и широких культурных характеристик на экономическое состояние.
 
Как замечает Мариано Грондона, ученые последовательно пытались использовать конфуцианское учение чтобы объяснить сначала экономическое отставание Азии, затем ее подъем, а затем и новый кризис. Хотя дискуссии, сравнивающие рабочую этику католицизма и протестантизма и могут предоставить нам ценные наблюдения, они тем не менее слишком абстрактны чтобы использовать их для творческого реформирования. И к тому же всегда находятся исключения – высокопродуктивные, успешные католики в сопротивляющихся прогрессу культурах и абсолютно неуспешные протестанты в культурах, молящихся на прогресс. Нам несомненно необходимо принести большую ясность в вопрос об объекте анализа.
 
Очень полезным является подход к пониманию влияния культуры на процветание, основанный на ментальных моделях. Ментальные модели это те основные ценности, которые определяют поведение людей. Культура является более широкой, действующей на макроуровне переменной; ментальные же модели работают на микроуровне. Ментальные модели присущи отдельным людям и группам людей – и поэтому их можно описать и изменить. Культура же отражает всю совокупность личных ментальных моделей и в свою очередь оказывает влияние на их формирование. Таким образом, и культура, и ментальные модели являются частями постоянно изменяющейся системы.  
 
Настоящей точкой приложения рычага, помогающего реально изменить ситуацию, может быть именно изменение ментальных моделей на индивидуальном уровне. Начинать нужно с того, как люди думают о процессе создания богатства. Между психологическими моделями и процветанием существует важная связь, однако ее наличие не означает что изменения в психологических моделях приведут к унификации мировой культуры. Чтобы понять эту связь было бы полезно представить краткое описание проблем, которые препятствуют достижению национального благосостояния.            
 
Проблемы на пути к национальному благосостоянию
 
Двигатели роста  Главная цель этой главы – объяснить связь между культурными ценностями и человеческим прогрессом. При этом подразумевается, что экономический прогресс является фундаментом прогресса в целом. Мы обсуждаем здесь прежде всего те проблемы, с которыми сталкиваются в своих попытках ускорить экономический рост и развитие лидеры развивающихся стран.
Экономический рост является абсолютно необходимым условием преуспевания потому что другие формы человеческого прогресса (в сфере образования. здравоохранения, инфраструктурного богатства) непосредственно зависят от экономической деятельности.
        
Каковы же факторы экономического роста и как они работают? А самое главное, как наилучшим образом поощрить продуктивное использование национальных ресурсов для создания возможностей для прогресса?
 
Я уверен, что успешный бизнес каждого предпринимателя является тем самым двигателем роста, и национальное богатство создается через успех многих отдельных предпринимателей. Они производят продукцию, обеспечивают услугами, увеличивают производительность и создают богатство. Без успешных предпринимателей не может существовать экономический прогресс, а без экономического прогресса не может быть прогресса общечеловеческого.
 
Все перечисленные предпосылки выражаются в таком силлогизме:
 
·         Человеческий прогресс в его широком понимании невозможен без прогресса экономического
·         Успех отдельных предпринимателей является двигателем экономического роста.
·         Следовательно, успех предпринимателей является необходимым условием для человеческого прогресса.
·         Принимая эти предположения, наша дискуссия должна сфокусироваться на том, что нужно делать для успеха предпринимательства и как нужно развивать экономическую активность частного бизнеса.      
 
Сравнительное преимущество и конкурентное преимущество Проведенное Джефри Саксом и Monitor Group исследование по экономическому преуспеванию наций во всем мире показало, что страны с большими запасами природных ресурсов в целом развиваются более медленно чем те, у кого ресурсов мало.
Теория сравнительного преимущества утверждает, что страны с уникальными сравнительными преимуществами должны сосредоточиться на производстве тех товаров, для которых можно будет использовать их обильные ресурсы. Однако богатые природными ресурсами страны, продающие эти ресурсы на глобальном рынке, имеют в то же время наименьший уровень доходов на душу населения. Причина этого сравнительного отставания заключается в том, что природные богатства являются сырьевым продуктом, и производители практически не могут контролировать его цену.
 
На самом деле, цены на сырьевую продукцию в реальном исчислении за последние двадцать пять лет постоянно снижались. В результате многие страны сегодня экспортируют большее количество сырья, получая за это меньшие деньги, чем раньше. В условиях современной глобальной экономики сравнительное преимущество в природных ресурсах отнюдь не гарантирует стране процветания.
То же самое относится к странам, пытающимся сделать фактором своего экономического роста дешевую рабочую силу. Когда фирмы в какой-либо стране пытаются развивать экспортные стратегии, базирующиеся на дешевой рабочей силе, они тем самым создают самоподдерживающийся цикл. Чтобы сохранить конкурентоспособность в данном сегменте, они должны поддерживать минимальные издержки на рабочую силу, что делает невозможным повышение зарплат - ведь если зарплаты повысятся, то будет потеряно главное преимущество на мировом рынке, и их товары потеряют конкурентоспособность. В таком случае им останется или закрыть бизнес, или перенести его в соседние страны, где зарплаты будут сохранятся на низком уровне.     
 
Оба приведенных примера – стратегии, базирующиеся на ресурсах и стратегии, базирующиеся на рабочей силе, - могут быть охарактеризованы как стратегии сравнительного преимущества. Обе они доказали свою несостоятельность в создании и поддержании высокого уровня жизни.
 
Очевидно, что существует множество других факторов, которые определяют способность нации добиться успеха: стабильное макроэкономическое положение, гибкое и эффективное правительство, развитая инфраструктура, образованное население, качественное здравоохранение. Все эти факторы, безусловно, были всесторонне проанализированы в многочисленных исследованиях. Однако до сих лишь очень небольшое число исследований было посвещено выявлению тех факторов, которые необходимы для достижения успеха на уровне фирмы в развивающейся стране.
В течение последних двадцати лет американский экономист Майкл Портер написал большое количество работ по конкурентному преимуществу на уровне фирмы, региона и страны. Его исследования вызвали большой интерес к определению условий, которые определяют успех на микроэкономическом уровне. В «Отчете о глобальной конкуренции» за 1998 году Майкл Портер представил свой «индекс микроэкономической конкурентоспособности», который оценивал качество условий для конкуренции в отдельных странах.
В этой работе он писал:
«Сегодня все больше людей соглашаются с тем, что национальному процветанию способствует благоразумная макроэкономическая политика, обеспечивающая сбалансированность государственных финансов, ограниченную роли государства в экономике и открытость международным рынкам. Хотя стабильная политическая ситуация и адекватная макроэкономическая политика и необходимы, их наличие само по себе не обеспечивает процветания экономики. По крайней мере так же важны микроэкономические основы экономического развития, которые зависят от укоренившихся стратегий фирм, уровня потребления, развития инфраструктуры, правящих институтов и политики, которые определяют среду конкуренции для фирмы. До тех пор пока необходимые изменения не будут сделаны на микроэкономическом уровне, любые успехи в макроэкономики не принесут желаемого результата».
 
Итак, наконец-то достигнуто согласие об основах макроэкономического менеджмента и понимания микроэкономических основ конкурентоспособности. Однако возникает вопрос: почему же странам с малоразвитой экономикой оказывается так трудно изменить ситуацию?     
Для того чтобы страна добилась существенных успехов необходимо иметь стабильное правительство, готовое к развитию хозяйство и твердую микроэкономическую основу? Конечно, это было бы идеально. Однако экономическое развитие часто заставляет нас вспомнить известный парадокс о курице и яйце. Бизнес-лидеры утверждают, что они не могут развивать лучшие стратегии пока не начнет действовать правительство, а представители правительства говорят, что они не могут предпринять активные действия пока бизнес-сообщество не продемонстрирует свое желание эффективно конкурировать и не искать у государства защиты от иностранных конкурентов. Чтобы достичь благосостояния, необходимо не только заложить макро- и микрономические основы, но и внедрить в национальной экономике «конкурентный образ мышления», обеспечивающий инновации и повышение производительности.
 
Необходимость конкурентного мышления. Наш опыт консультирования лидеров правительства и деловых кругов говорит о том, что на самом деле не так уж и трудно найти решения стратегические проблем, с которыми они сталкиваются, даже в условиях когда предпринимательский климат страдает от неэффективной правительственной политики и плохой инфраструктуры.   
Настоящая трудность состоит в том чтобы изменить отношение людей к проблемам их бизнеса. В развивающемся мире очень сильна традиция думать о бизнесе в терминах сравнительного преимущества – традиция, часто воплощающаяся в институтах, законодательстве и государственной политике. Такая традиция мешает лидерам осуществлять стратегию, отличную от принятых норм. Существует множество реальных политических и физических барьеров, которые не позволяют изменить конкурентную стратегию фирм. Среди таких барьеров – недостатки национального экономического развития, неразвитая инфраструктура и недостаток опытных и образованных работников. 
Тем не менее, бизнес-лидеры больше не могут позволить себе роскошь ждать пока разовьется национальная инфраструктура вместо того чтобы уже сейчас думать о конкуренции и стратегии бизнеса.  Если они не смогут найти инновационных бизнес-решений своих проблем, то ситуация во всей стране никогда не улучшиться. В идеале, и правительство и предприниматели должны вместе работать над созданием динамической системы обоюдного развития.
 
Экономический рост и социальная справедливость
Принятая в большинстве развивающихся стран модель конкуренции создает порочный круг. Фирмы конкурируют на базе дешевой рабочей силы и обильных природных ресурсов. Это заставляет их ограничивать свои действия сферой товарного бизнеса, связанного с сырьем и производством трудоемкой продукции, где нормы прибыли невелики.
 
 Однако без высоких прибылей они не в состоянии вкладывать значительные инвестиции в человеческий капитал, а без инвестиций в человеческий капитал они не могут создать условия для внедрения глубоких инноваций. Существует и другой самоподдерживающийся порочный круг  - порочный круг экономического роста и социальной справедливости.
Некоторые фирмы решаются производить более сложную продукцию и разрабатывать более продвинутые бизнес-стратегии. Эти действия помогают получать более высокие нормы прибыли, что позволяет делать больше инвестиций в человеческий капитал.
 
 Более образованные работники, в свою очередь, внедряют больше инноваций, позволяющих производить все более сложные товары и услуги. Ведение бизнеса с инновационных позиций помогает развить долгосрочные конкурентные преимущества и преодолеть последствия вековой ориентации на сравнительные преимущества.
 
Хотя эта модель на интуитивном уровне очевидно выглядит многообещающей, опыт показывает что часто бывает довольно трудно убедить лидеров правительства и деловых кругов в необходимости изменить свой взгляд на конкуренцию.  Мы с Майклом Фэрбенксом последние несколько лет посвятили попыткам убедить лидеров правительств и бизнеса проводить политику и разрабатывать стратегии, которые содействуют устойчивому росту бизнеса. Мы старались помочь им перейти от мышления, подразумевающего опору на «базовые факторы развития» к мышлению, основанному на конкурентных преимуществах.
 
 Наш опыт позволил сделать заключение, что правительственные и бизнес-лидеры последовательно попадают в стратегические и поведенческие ловушки, которые уменьшают их возможности добиваться конкурентного преимущества за счет производства более сложной продукции, а следовательно препятствуют и устойчивому росту глобальной экономики.    
 
Стратегические шаблоны
Наша работа по изменению этих стереотипов мышления показала, что причины упомянутых микроэкономических проблем коренятся прежде всего в культурных особенностях. Стереотипы неправильной стратегии можно изменить, используя логику экономического анализа, примеров удачной бизнес-практики и желания учиться новым методам. Однако гораздо труднее увидеть, понять и изменить стереотипы поведения и мышления.   
 
         Эти стереотипы часто помогают объяснить, почему некоторые фирмы не могут стать конкурентоспособными на мировом рынке. Что менее очевидно, так это почему эти стереотипы проявляют себя в странах с очень разным политическим, экономическим, социальным и культурным наследием. Развивающиеся стран имеют очень разные проблемы в макроэкономической сфере, однако примеры микроэкономических проблем у всех очень схожи.  
 
Это наблюдение позволяет еще раз подчеркнуть важность связи между культурой и национальной конкурентоспособностью. Отношение людей к таким понятиям, как бизнес, экономика или конкуренция обуславливает качество их стратегических решений
 
 
Понимание способа мышления лидеров
 
Одним подходов к пониманию того, почему лидеры именно так а не иначе управляют компаниями и вырабатывают стратегию, является попытка установить как они воспринимают и как реагируют на вызовы, с которыми ежедневно сталкивается их бизнес. В частности, необходимо попытаться понять нацию по тому, что составляющие ее группы думают об основных проблемах сегодняшнего дня.
 
Национальные исследования Начиная с 1992 года, небольшая группа из Monitor Company консультирует лидеров правительственных и деловых кругов развивающихся стран по повышению конкурентоспособности различных отраслей промышленных этих стран.
Наши усилия по изменению моделей конкурентного поведения начались с инициатив, направленных на государственную политику и стратегию на уровне отдельных фирм. Мы, однако, пришли к пониманию того, что исследуемые нами модели определяют не столько преобладающая политика и используемые стратегии, сколько точка зрения людей на создание богатства.
Это привело нас к разработке целого ряда инструментов исследования для выяснения того, что ключевые участники интересующих нас групп думают о создании богатства. Свою работу мы начали с исследования, охватывающего 400 лидеров правительственных и деловых кругов Колумбии.
Целью исследования было выявить, что лидеры государственного и частного секторов думают о различных аспектах политических, экономических и социальных проблем, с которыми они сталкиваются в своей стране. Мы хотели определить ряд основных вопросов, которые помогут нам сосредоточиться на выработке общий взглядов для всей нации.
Свое исследование мы начали просто с оценки разницы в отношении к ключевым национальным проблемам. Мы разработали инструмент исследования, показывающий, где имеется общая точка зрения и где ее нет. Например, мы обнаружили высокий уровень консенсуса по вопросам, которые многие лидеры считали не очень важными для страны, такие как двусторонние торговые соглашения и содействие экспорту. Мы также выявили очень низкую степень консенсуса в вопросах, представляющих для них большую важность, такие как курс обмена валют и контроль за инфляцией.
Хотя исследование дает некоторое понимание проблемы, оно не указывает путей изменения. Чтобы анализ облегчил процесс перемен, мы решили разделить полученные результаты не по национальному принципу, а по институциональной принадлежности, с целью использовать наши данные для проведения изменений в отдельных организациях.
Так как мы столкнулись с высоким уровнем оборонительной реакции у лидеров правительственных и деловых кругов, мы решили, что следует получить четкие данные, которые будут способствовать национальной полемике. Мы считали, что если сможем определить основные области разногласия, мы сможем инициировать процесс по выработке общей точки зрения в частном и государственном секторах, чтобы помочь им работать вместе для повышения конкурентоспособности Колумбии.
Например, мы установили, что контроль за контрабандой имеет большую важность для текстильной промышленности, боровшейся с волной нелегального импорта, и сравнительно небольшую для других отраслей промышленности и правительственных лидеров. Контроль над инфляцией представлял особую важность  для цветочного сектора, чего нельзя сказать о производителях кожи.
Затем мы провели семинары с отдельными лидерами, стараясь четко изложить мысль, чтопарадигмы сравнительного преимущества, столь преобладающие в их убеждениях, являются на самом деле основным препятствием для их конкурентоспособности.
Эта работа привела к лучшему пониманию того, насколько различные точки зрения по ключевым вопросам мешают выработке общих взглядов. Данная демографическая сегментация была полезной, но она не дала полного понимания, которое способствовало бы переменам. Различные мнения по политическим и макроэкономическим вопросам, как бы важны они ни были, не объясняют поведения на уровне отдельных фирм.
Однако мы выяснили, что имеются существенные различия между лидерами в различных городах, а не просто между лидерами в промышленности и правительстве. Данное наблюдение заставило нас провести углубленное исследование деятельности в пяти основных городах Колумбии. В результате чего мы выяснили, что каждый из  пяти городов имеет свои собственные цели, стиль и характер рабочих отношений, а также экономический уровень.
 
Географические исследования.
Руководство каждого из пяти исследованных нами городов – Баранкилья, Букараманга, Кали, Картахена, Медельин – имеет весьма четкое представление о том, что делает их город конкурентоспособным. Руководство города Медельин, имеющего наивысший уровень благосостояния на душу населения, считает, что преимущества города состоят в активах, которые сейчас можно было бы назвать  социальным капиталом, связанным с культурными, гражданскими и человеческими ресурсами.
Руководство городов с самым низким уровнем доходов на душу населения – Баранкилья и Картахена - относят свои достижения за счет естественных ресурсов. Эти данные говорят о взаимосвязи между взглядами региона и его уровнем экономического развития. Каждый город продемонстрировал высокую степень разнообразия в их коллективной оценке источников своей конкурентоспособности. Самого высокого уровня жизни в Колумбии достиг Медельин, город с наиболее конкурентоспособными взглядами.
 
Модели ментальности и попытки провести изменения.
 
Результаты работы с лидерами пяти городов Колумбии привели нас к заключению, что не культура как таковая оказывает влияние на выбор, который делают регионы, а скорее то, что думают отдельные лидеры о создании богатства.
 
Это сумма индивидуальных убеждений по таким параметрам как создание богатства, социальный капитал и ориентация действия. Одним словом, обнаруженные нами различия являются функцией моделей ментальности лидеров этих городов.
 
Мышление сравнительного преимущества – это результат глубоких убеждений о том, как создается богатство. Именно модель ментальности препятствует изменениям. Трудность, с которой сталкивается большинство носителей перемен, состоит в том, что они предлагают решения проблем, не вполне понятных людям, не разделяющим их взгляды и интересы.
 
Понимание, достигнутое в результате скрупулезного анализа, должно быть достаточным для мотивации отдельных людей к изменениям. Тем не менее, мои выводы также близки заключениям Петера Зенге:
«Новое понимание не воплощается на практике, так как оно вступает в противоречие с внутренними образами того, как устроен мир, образами, которые ограничивают нас привычной манерой мышления и поведения. Вот почему дисциплина управления нашими моделями ментальности – осознание, проверка и изменение наших внутренних картин устройства мира – может стать главным шагом вперед для создания обучающих организаций».
 
Изменение моделей ментальности станет основным шагом, который поможет лидерам в создании государств, обладающих большей конкурентоспособностью в глобальной экономике. Самое трудное изменить ментальные модели, препятствующие созданию конкурентоспособных компаний и конкурентоспособных установок. За этим могут последовать изменения в культуре, но задача не в изменении культуры. Задача состоит в изменении условий, дающих возможность для создания конкурентоспособных компаний, т.к. они станут двигателем роста, способствующего прогрессу человечества.
 
Наша работа с лидерами государственного и частного секторов на уровне государства помогла выявить национальные проблемы, препятствующие выработке общенациональных взглядов. Наша работа с лидерами на региональном уровне помогла нам выявить препятствия для экономического процветания на местном уровне.
 
Но как только мы попытались изменить статус-кво, мы поняли, что существует гораздо более динамичный уровень вмешательства, с которого следует начать – это выявить группы людей с аналогичным образом мыслей. Чтобы произошли значимые изменения, необходимо найти людей, которые выиграют от перемен. Здесь не помогут широкие атрибуции «правительства» или членов определенного города. Здесь необходимо найти людей, имеющих общие взгляды на создание богатства независимо от их институциональной принадлежности.
 
В Венесуэле и в ходе последующей работы по всему миру, мы создали инструмент исследования, способный делать именно это.
 
Вместо анализа того, что разделяет, мы стали очень тщательно изучать что группы людей думают по ключевым вопросамЭтот подход позволил нам разделить нацию не по институциональной принадлежности или географическому положению, а по их системе убеждений.
 
 Например, в Венесуэле мы выявили 5 четких сегментов, которые отличались друг от дуга своими уникальными взглядами по нескольким основным вопросам. «Пять венесуэльцев» определялись не по демографической принадлежности и не географически, а по их убеждениям об индивидуальных переменных, влияющих на экономику.
 
Результаты другого национального исследования, включавшего почти 400 лидеров Эль Сальвадора в 1997 году, показали, что наиболее значимую сегментацию носителей перемен дают модели ментальности. Кайа Миллер и группа Monitor разработали исследование по оценке десятков индивидуальных переменных и затем сгруппировали их в 11 факторов, которые были использованы для создания 5 определенных взглядов на потенциал конкурентоспособности Эль Сальвадора.
 
Самая большая группа в этом исследовании называлась «пораженцами». Их выявляли в основном по недовольству как государственным, так и частным сектором. У этой группы не было определенного мнения о том, какие модели экономики и развития могли бы улучшить положение Эль Сальвадора, в тоже время эта группа считала, что Эль Сальвадор находится на пороге кризиса.
 
Вторая по величине группа называлась «государственниками». По мнению этой группы единственное, что нужно было Эль Сальвадору для преодоления нынешних трудностей это небольшая группа законодателей в правительстве, решающих все социальные, экономические и политические вопросы.
 
В отличие от «государственников» «борцы» возлагали свои надежды на средних граждан.Они убеждены, что при верной поддержке правительства обычные граждане приведут страну к лучшему будущему.
 
«Протекционисты» составляли наименьшую группу. Хотя почти все группы в Эль Сальвадоре говорили о поддержке со стороны правительства, «протекционисты» высказываются за нее в наибольшей степени. Эта группа открыто приветствует такую политику как государственные субсидии, покровительственные тарифы и другие формы государственного протекционизма в качестве стратегии для успешной конкурентоспособности в глобальной экономике.
 
Группа «открытой экономики» была единственной, существенно отличавшейся от остальных. Эта группа верила в важность международных связей посредством торговли, изменение образования и тому подобное. Она высказывала недовольство поддержкой правительства частному сектору, но, тем не менее, приняла решение двигаться вперед и добиться успеха без помощи правительства.
 
Следует отметить, что это исследование включало в себя несколько определенных демографических групп: лидеры деловых кругов, академических, рабочих и правительственных. В него также входили несколько географических групп: лидеры городов Сан-Сальвадор, Сонсонате, Санта-Ана и Сан-Мигель.
 
Аналогично результатом работы, проделанной 5 лет назад в Колумбии, из этих демографических и географических данных была получена полезная информация. Каждая из пяти моделей ментальности, описанных выше, содержала в себе сбалансированную смесь демографических и географических групп. Другими словами, реальное разделение в стране происходит не по месту проживания людей или роду занятия, а по их глубоким убеждениям, взглядам и понятиям о создании богатства.
 
Конечно же у Эль Сальвадора есть своя национальная культура, связанная с исторической ролью этой страны как самой маленькой среди стран Центральной Америки, с самой высокой плотностью населения и пережившей долгую и суровую гражданскую войну в конце 70-х и 80-х годах двадцатого столетия. Однако наши дискуссии с бывшими военными лидерами FMLN, а также лидерами консервативной партии ARENA помогли нам понять, что даже в этой истерзанной войной стране, при правильной сегментации общие взгляды возможны.
 
Политическая, экономическая, демографическая или географическая сегментация не дает достаточного понимания того, что люди думают о реальной жизни. С другой стороны, сегментация по моделям ментальности высвечивает различия в отношениях и убеждениях, мешающих процессу создания благосостояния.
 
После того как мы представили результаты своей  работы с моделями ментальности группе венесуэльских лидеров, один из них поднял руку и стал умолять нас «сделать их опять единой Венесуэлой». Впервые он увидел, как могут произойти изменения  благодаря выработке общих взглядов, основанных на моделях ментальности.
 

Заключение

Вопросы культуры. Изменения на уровне культуры – это сложнейшая задача. В этой главе утверждается, что основополагающие модели ментальности, влияющие на выбор отдельных людей, являются основным средством для осуществления перемен.
 
Вернемся к вопросу, поставленному представителем Ганы - «должна ли измениться культура, чтобы преуспеть в глобальной экономике?», - упомянутом в начале главы. Культура, безусловно, изменится. Но речь идет не о культуре как таковой, а о распространении системы убеждений отдельных людей, имеющих отношение к соответствующим параметрам перемен. Попытка упорядочить имеющиеся данные, чтобы определить и понять, как специфические модели ментальности ограничивают процесс создания богатства это серьезный шаг в правильном направлении для обеспечения прогресса человечества.
 
В заключение обсуждения этой проблемы я предлагаю следующие 5 положений:
Успешный, ориентированный на рост бизнес является необходимым условием прогресса. Это двигатель роста. Чтобы обеспечить человеческий прогресс люди должны уметь создавать растущий уровень жизни. Хотя теоретики в области политики и экономисты продолжают углублять наше понимание того, как определенное политическое руководство влияет на успех экономики, все важнее становится понять, что, по сути, двигателем роста является индивидуальный бизнес. Больше усилий должно быть затрачено на создание более конкурентоспособных фирм.
Есть стратегии более удачные, есть менее. Есть компании более склонные к успеху, чем другие. Они разработали стратегии устойчивого развития бизнеса и вложили средства в источники дифференциации и конкурентоспособность. У каждой компании есть для этого потенциал, но очень немногие его используют.
Конкурентоспособные установки (модели ментальности) определяют стратегию. Ограничивающим фактором успешной стратегии компании является не образование, не государственная политика, и не макроэкономическая стабильность. Для выработки успешной стратегии компании необходима конкурентоспособная установка  – набор убеждений, взглядов и понятий, формирующих представление людей о конкуренции и создании благосостояния.
Модели ментальности распределяются по демографическим и географическим сегментам. Нельзя винить государственную политику за отсутствие конкурентоспособных установок, нельзя возлагать вину на культуру или определенные организации. Единственное и самое важное заключение нашего исследования моделей ментальности состоит в том, что они широко распространены среди населения. Существуют определенные модели ментальности, проще говоря, установки сравнительного преимущества, ограничивающие способность компании  к успеху.
Для создания успешного бизнеса необходимо переориентировать модели ментальности. Чтобы обеспечить экономической рост и прогресс человечества будет необходимо изменить основополагающие модели ментальности, формирующие взгляды отдельных людей на риск, доверие, конкуренцию, авторитет и другие важные переменные.
 
 В конечном счете, изменение моделей ментальности может привести к существенным изменениям в культуре страны или региона. Но попытки изменить культуру не вызовут изменений в экономике. Соответствующий анализ должен проходить на индивидуальном уровне – на уровне фирмы. Необходимо понять, какие модели ментальности определяют выбор стратегии, и затем на этих моделях ментальности сосредоточить свои усилия.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Добавить комментарий