Иконотропия и обратный процесс интерпретации


 
Параграфы

ИКОНОТРОПИЯ И ОБРАТНЫЙ ПРОЦЕСС ИНТЕРПРЕТАЦИИ

  В историческом комментарии к  роману Роберта Грейвз «Царь Иисус» автор дал краткое описание «способа свободной интерпретации», который назвал иконотропией, упомянув, что он «был принят в Древней Греции для  утверждения олимпийских религиозных мифов за счет минойских ...". В иконотропии иконы не искажены и не изменены, просто они интерпретированы противоположно первоначальному культу. Обратный процесс интерпретации олимпийских и иудейских мифов в терминах матриархальных мифов, место которых они заняли, приводит к неожиданным результатам» [1]. В цитируемом комментарии Р. Грейвз ссылается на иконные образы, документированные данными раскопок и личными наблюдениями архитектурных памятников, однако в тексте романа неоднократно приводит развернутые образы-сказы, предлагаемые читателю в качестве плодов своего поэтического и литературного воображения. Я бы сказал также, вслед за В. В. Бибихиным, образы-сказы своих исторических догадок!   О том как с опорой на иконотропию Р. Грейвз излагает образ Белой богини, покровительницы поэтов, см.: Олег Генисаретский. "Служенье ей есть идеальная свобода": http://prometa.ru/olegen/publi....   Ну а вот что было сказано им с оглядкой на образ Черной богини и Мамоны в публичном выступления в МТИ [2]: Обсуждался вопрос: «Нужно ли в институте и дальше преподавать философию в качестве специального предмета?» Грейвс ответил на него дважды, как антрополог и поэт. И ответил весьма своеобразно. «Для меня философия – это странная болезнь мысли, которую нельзя понять без ссылки на атмосферу Древних Афин, где она впервые заявила о себе и где уживались более-менее свободная мысль, рабский труд, богатые серебряные рудники, сильный флот, бесправное положение женщин и идеальная педерастия. Философия – это предмет для антропологов. Она стоит в одном ряду с такими странными явлениями, как утверждающее само себя фрейдистское жречество, которое рядится под научное сообщество; в равной мере ненаучное, но, опять же, утверждающее себя коммунистическое жречество; беспредметное искусство и филателия. Имея минимальное антропологическое образование, студенты сами могут обнаруживать такие явления, даже не тратя особо много времени на их детальное изучение». (с. 40).«Антропология – это связующее звено между учеными и поэтами, хотя их работа в поле, среди различных племен, порой заставляет их забыть язык науки, ля того, чтобы понять, как думает и поступает первобытный человек, придется признать существование таких вещей, как магия, пророчества и божественная одержимость. Проходит немного времени и в своих записных книжках антропологи начинают писать эти понятия, забывая ставить их в кавычки» (с.39). Язык антропологии – научный язык, все приемлющий с остранением, но без отторжения, сохраняющий возможность признания, принятия изучаемых феноменов в работу интеллектуального переосвоения. Это отношение называется также «дистанцией».   Ну а как поэт Р. Гревс счел возможным поговорить в МТИ и о том, что, по его мнению, навсегда останется за порогом университета – о вкусе и поэтической одержимости.    
[1] Грейвз Р. Царь Иисус: Роман / Пер. С англ. Л. Володарской; Послесл. И. Свенцицкой. – М.: ТЕРРА-Книжный клуб, 2001. – С. 448.
[2] Роберт Грейвс. Девятьсот железных колесниц. / Мамона и Черная Богиня. Екатеринбург: У.Фактория; М.: АСТ, 2010.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Добавить комментарий