Интервью Мередит Монк 2010


 

В этом интервью, происходившем в Мастерской голоса и пластики тела театрального комплекса «Картушери» (Париж, июнь 2010), певица Мередит Монк отвечала на вопросы журнала RIGAS LAIKS  Маргариты Залите.

«Петь – значит быть археологом своего собственного голоса. Человеческий голос – инструмент отражения человеческого микрокосма, голос выдает версию человека как такового. Это как в арахеологии – погружаясь все глубже и глубже в слои голоса, я открывала удивительные и неизведанные энергии. Я открывала энергии, не имеющие названия. Словно это тени эмоций и потребностей человечества. (…)

— Что ты делаешь, когда нет ни намека на идею, в каком направлении двигаться дальше…?

— Я много думала об этом «пустом» пространстве. О пустоте, которая позже дает возможность развивать вещи в их естественном состоянии. (…) Одна из созданных самим художников ловушек – желание творить непрерывно, ежеминутно доказывать – я существую. Был и у меня в жизни довольно долгий  период, когда я думала, что никогда, никогда больше не возникнет у меня ни одной новой идеи. Казалось. Я исследовала все. Куда ни шагнешь, рюкзак с твоим опытом и твоими взглядами у тебя за плечами, но в тот момент, когда ты его скидываешь, все начинается буквально заново. Все начинаешь видеть как будто впервые. И тут надо уловить момент, чтобы вновь не оказаться в плену собственных представлений, и спросить себя: действительно ли ты работаешь как начинающий?

В тот период, когда я долго пребывала в состоянии совершенной потерянности, мне случайно довелось прочитать о племени таос-пуэбло, которое зимой ходит на цыпочках, чтобы не нарушить отбых Матери Природы. «Она должна отдохнуть, чтобы весной снова зазеленеть», шопотом говорили индейцы… эти якобы пустые периоды учат тому, что жизнь существует во все, всюду полно возможностей. Твоя жизнь – чередование приливов и отливов».

— Когда ты работаешь над новыми произведениями, как ты находишь присущий только этому произведению голос?

—  Я никогда не останавливаюсь на первом, самом простом решении. Зачастую сама серьезная проблема искусства состоит в том, что человек легко удовлетворяется мылым. Кажется, мне до сих пор свойственна слишком большая критичность ума, но … все же существует разница между осуждающей критикой и способностью подавить бесплодные импульсы в самом их зародыше, прежде чем они начнуть бурно развиваться. Длжна быть разница между дискриминирующим умом и неистовыми поисками аутентичности. Разница, возможно, в том, что этот внутренний голос обладает обладает только ему присущим смирением и истовостью. Быть аутентичным означает бескомпромисно доходить сути, до истины, когда возникает неотвратимость, неминуемость твоей работы».

 

<А называется интевью «Искусство страха и тарелка супа» и опубликова но оно в RIGAS LAIKS ОСЕНЬ 2012. С. 97 — 102. Так что приятного аппетита»>

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Добавить комментарий