Пожар и стужа


Что за пожар хотели бы раздуть те, кто так настойчиво продвигает все виды нетрадиционной сексуальности? Или, напротив, что за стужу хотели бы опустить на землю?  Чему собираются дать ход, последнюю свободу?

Спросим иначе: зачем способствовать повышению уровня трансверсивности сексуальной и всякой иной? Или это опять разведка боем, попытки связать одну энергию зла и направить ее против другой? Если так, откуда уверенность, что тадругая энергия окажется не чудовищней этой?

А тем временем ставки все растут, а вместе с ними и соблазн игры «не на жизнь, а на смерть.»  Что собственно и происходит, и о чем коряво, препинаясь на каждом шагу некоторые умы мыслят как о биополитике.

Если временно пройти мимо придурков-спикеров, лоббистов и откровенных клоунов, на горизонте замаячит та самаястужа ,,, которой боялись и о которой, — в наивной, синкретической богословско-философско-мифологической форме, — в своих двух легендах написали Ф. М. Достоевский и В. С. Соловьев. А об этом  — В. В. Бибихин: http://www.vehi.net/soloviev/bibikhin.html.

Можем ли мы сегодня, после уроков XX в. позволить себе такую наивность?

 

PS

Между прочим, странную параллель к этим легендам   составляют  судьбы и кончины Гоголя и Керкегора (в изложении того же В. В. Бибихина: Кьеркегор и Гоголь / Слово и событие. Писатель и литература. М., 2010).

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Добавить комментарий