ТОЖЕСТЬ


Этот текст — попытка руссификации ранее опубликованного ПАРАГРАФА «Самость как коидентичность». Кому сие упражнение в сути дела любопытно, сравните эти два текста.

 

Самость – это подвижная тожесть, с открытыми внешними и внутренними границами [1].

Самость – тожесть по умолчанию, при том, что такова она только в себе и для себя, но не для других [2].

За самостью предполагаются две очевидности:

Сотожество с другими, значимое в измерении сообщительности/связанности.

Сотожество с собой, самотожественность, значимая в измерении сознавания, понимаемого как сообщительность/связанность с собою самим [3].

Но также предполагаются и две вещи неочевидные:

Подвижная, текучая, переменчивая и непременно длящаяся созначность (текстуальность), со-опосредованность в одном и том же памятно-знаковом пространстве (можно было бы назвать его «мнемотехнически-транслятивным»).

Столь же непременно длящаяся рассудительность (ко-дискурсивность), то есть со-опосредованность в одном и том же поле рассуждения, а тем самым в одном и том же времени [4]. 

А еще важно, что самость разнородна (гетерогенна) [5].

 

Так что налицо два измерения, два порядка самости:

Мыслимое событийно, овременённое рассудительно-сообщительное измерение (мыслекоммуникация).

Сознаваемое опространствовано, продлеваемое созначностями (текстуально-рефлексивное) измерение. 

Опосредование (медиирование) может пониматься, с одной стороны, как пространственное самораскрытие  самости в какой-то среде, в каком-то экосе, а с другой,  как вычленение каких-то типологически созначных вида посредников (к примеру, институтов, традиций и практик).

Пространственно-временные поля (континуумы) суть места для посещений и сообщений, для встреч (контактов) и взаимодействий (интеракций). Но также и для обитания соприсутствующих в них сообществ живых существ (контингентов, синузий, популяций, контингентных друг другу).

 

Тем самым в пространстенно-временных полях разыгрывается игра между близким и далеким; событиями её являются сближения и удаления, а одним из показательных эффектов сближение далековатого.

Важным в набросанной полевой картине становится понятие контакта, границ как контактных поверхностей (любой размерности), включая контактны линии и точки. Поэтому методологичеси важны техники оперирования с размерностями пространств.

Когда контакты проблематичны, внимание обращается на их установление (раппорт) и подтверждение: «Есть связь!», «Конец связи!».

 

P.S. Осторожно:  в этих пространственно-овремененных экосах водятся монстры-фракталы!


[1]  Тожесть конечно же ни в каком смысле не синоним идентичности.  Тожесть стоит осматривать как отправную точку продумывания и проработки темы идентичности в пределах русского языка. Это замечание относится ко всем другим встречающимся далее в ланном тексте парам русских слов и иноязычных терминов.

[2] Есть основания считать, что это и есть столь важная для нас теперь аутентичность.

Тут стоит оговорre «на вырост»: грамматический символ (-) можно понимать как суть, явь и есть (сущ. ж. Р vs. глагол). Различая тем самым онтологический, феноменологический и экзистенциально-прагматический планы обдумывания и проработки (в частности, в процессе чтения и письма).

[3] За этими умолчаниями остается неопределенность: ведомо или  неведомо?

[4] Для предлагаемого мною пригляда к самости стоит также иметь в виду настоятельное различение  П. Рикёром повествовательной (нарративной) и этико-политической идентичностей.

[5] Шире говоря: типологически очевидные, — в свете выше сказанного, — рефлексивная, коммуникативная, текстуальная и дискурсивная идентики в свою очередь коидентичны с коммунитарными, корпоративными …. культурными, этническими …политическими и прочими идентиками.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Добавить комментарий