ТАТЬЯНА ТЕРНОВСКАЯ МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОГРЕСС «КУЛЬТУРА И БУДУЩЕЕ РОССИИ».


Автор:Татьяна Терновская Источник публикации: Наше время, 9 июня 1994 г.   СЕЙЧАС многие говорят, что когда начиналась акция «Возрождение», а начиналась она в 1989 году под эгидой Союза кинематографистов России, никто даже не мог предположить, каких масштабов она достигнет. Через некоторое время был создан фонд «Культура и будущее России», и началась серия акций, семинаров, конгрессов, объединенных одной целью: возрождение русской культуры. Кстати, президентом фонда является заместитель председателя Союза кинематографистов России Клим Анатольевич Лаврентьев - наш земляк, и это вдвойне приятно. Возможно, именно поэтому появилась идея провести следующий конгресс у нас, на Дону... Однако об этом чуть позже. А нынешний, II Конгресс проходил 6-13 мая на борту теплохода «Юрий Андропов» (как пошутил кто-то из журналистов - «Мы теперь «андропологи»), следовавшего маршрутом Москва - Кострома – Нижний Новгород - Углич - Москва. Очевидно, в этом и заключается прелесть работы журналиста - собраться за две часа: поезд, Северный речной вокзал, теплоход - все на бегу, чуть ли не на лету. В холле невзначай толкнула какую-то женщину. «Ой, извините...». Нона Викторовна Мордюкова (а это была она) недовольно воззрилась на меня, но тут же улыбнулась. И даже не верилось, что целую неделю я буду находиться в потрясающем созвездии: Наталья Гумилева, Никита Толстой, Сергей Залыгин, Виктор Розов, Лидия Федосеева-Шукшина... Почитав программу работы Конгресса, я поняла, что особо отдыхать не придется: академическая конференция, симпозиумы, дискуссии, семинары, гуманитарные чтения, кинопрограммы... И лишь иногда - высунуть нос на палубу и полюбоваться на то, что для глаз южанина - настоящая, экзотика: спокойные равнины, дремучие леса, деревни... Причем интересно то, что при постройке деревень за главную, центральную улицу принималась река - все избы обращены фасадами именно к ней. И только-только скроется из виду золотой купол на колокольне, как тут же из-за поворота появляется другой, а там и церквушка выглядывает. Просто раньше, помимо своей основной функции, церковные колокольни играли роль маяков - по ночам на них зажигались огни и звенели колокола. Кстати, церквей в тех местах - ну, как киосков «Роспечати», видимо-невидимо! И совершенно пропадает ощущение музейности этой русской культуры, складывается определенный образ России, который очень трудно передать словами. Однако участники Конгресса попытались это сделать. «Образы России» НА ВТОРОЙ день после отплытия более двух часов на теплоходе работал гуманитарный клуб «Образы России». В кинозале собрались те, кто хотел поделиться своими соображениями по поводу нынешней России – какая она? Это были известные писатели, историки, филологи и философы. «Странно, - думала я, фиксируя в блокноте идеи выступающих, - ведь достаточно посмотреть в окно, благо, окна в кинозале большие. Вот она, Россия, мы сейчас в ее объятьях, мы с ней, она с нами... Вот они, эти купола, эти сосны, эти серые и черные деревянные избы, это величие и смирение!» Выступлений было много - и интересных, и скучных, и вразумительных, и не очень. Мне, как жителю полиэтнического донского края, не всегда были понятны идеи о повреждении многоукладности русского быта, о котором говорил псковский писатель Валентин Курбатов, о национальном самосознании и имперском сознании, о котором говорила Алла Александровна Андреева, хранительница наследия писателя Даниила Андреева. Как-то все получалось уж очень абстрактно. А самыми интересными, на мой взгляд, показались выступления двух очень уважаемых людей - и теперь я на самом деле убедилась, что уважение это не безосновательное. Сергей ЗАЛЫГИН (писатель, Москва): «Мы - носители великой культуры, но дело не в абсолютах. Дело в том, что для всего мира Россия - экспериментальная площадка для различных культур. Какая-то приживается, какая-то нет. Плохо только то, что зачастую появление чужой культуры наносит значительный ущерб нашей, родной культуре. Для примера можно взять наш несчастный русский язык, который русским назвать сейчас очень и очень сложно...» Виктор РОЗОВ (драматург, Москва): «Россия сейчас - это красивая, благородная жертва. Все рвут ее на части, стараясь добраться до души, и если доберутся - верная смерть. И сейчас самое главное – это спасти нашу душу, нашу культуру. Тело, черт с ними, пусть жрут, пусть делят земли и делят власть. Нужно спасать нашу культуру!». Эта выступления, честно говоря, наиболее резонировали с тем образом России, который был вокруг. Договорившись с Виктором Сергеевичем Розовым об интервью, я отправилась в каюту с целью немного поработать. Сижу да столом, пишу – и… Не знаю, вот как будто окликнул кто. Поднимаю голову, смотрю в окно - и вижу: из воды поднимается колокольня, обветшалая, старая, и колоколов на ней нет. Потом мне уже объяснили, что это - колокольня затопленного храма... Но это было потом, а тогда я поняла: вот он, тот самый образ России, который участники Конгресса пытались составить... Кострома 8 МАЯ утром мы были в Костроме - родном городе династии царей Романовых, старом-старом городке, появившемся в XI-XII веках. «Я на экскурсии не пойду, - сказал за завтраком Розов, - меня родственники ждут». Выясняю, что Виктор Сергеевич - костромич. «Виктор Сергеевич, красивый город?» - «А вот увидите!» Кострома встретила нас совершенно отвратительной погодой и памятником вождю мирового пролетариата, возвышающимся над часовней, построенной в честь 300-летия правления династии Романовых. Экскурсия напоминала бег с препятствиями - от одного памятника к другому, ибо моросил дождь, было очень холодно, и вообще... И, конечно, я потерялась. Сначала пожалела - экскурсию вел доктор философских наук Михаил Николаевич Громов, который знает все Золотое Кольцо России как свои пять пальцев, который сам находит интересные достопримечательности... Ну, делать нечего. Брожу одна. Совершенно роскошные торговые ряды, в архитектуре которых - полное смешение различных стилей и форм. Памятник Ивану Сусанину, патриоту земли русской. Парк культуры и отдыха, построенный на основе декораций к фильму «Снегурочка» и названный «Берендеевкой»... Какой-то удивительный другой мир... Возвращаясь на теплоход, услышала колокольный перезвон - совершенно необычный, у нас так не звонят , красивейшая и сильнейшая музыка. Я присела у торговых рядов под навесом - дождь шумит, голуби воркуют, колокола звонят... А неподалеку, также присев у березы, слушает эту красоту Анна Широченко - известная исполнительница романсов. В середине дня «Юрий Андропов» покинул Кострому. С причала детишки махали руками, а мы бросали в Волгу монетки – в надежде еще раз вернуться в этот удивительный русский городок. Нижний Новгород СЛЕДУЮЩИМ утром мы уже были в Нижнем Новгороде. С берега на нас смотрел Новгородский кремль, совершенно не похожий на тот, который в Москве, - низкий, приземистый, прочный, надежный. «Если Кострома - это русский дух, то Нижний Новгород - это плоть. Вернее, оплот», - подумалось мне по Дороге в Дом архитектора, где должно было состояться открытие выставки дизайн-студии Театра Архитектурной Формы. Как водится, некоторая группа участников Конгресса на церемонию открытия опоздала - уж больно город красивый. А дизайн-студия ТАФ интересна, прежде всего, своими музейными экспозициями. «Выставка – это нечто преходящее, - рассказывал руководитель студии Александр Ермолаев. - Порой никто кроме участников выставки, о ней и не помнит. Наши же экспозиции существуют очень долго. Вот в Архангельской области мы сделали выставку, посвященную быту и культуре русского севера, - и она существует по сей день. Причем наши ребята свой замысел реализуют до конца - начинают с идеи, проекта и заканчивают непосредственно созданием экспозиции, причем все делают своими руками». А в Нижнем Новгороде на выставке-студии были представлены графические работы, архитектурные и дизайн-проекты. Там же, в Доме архитектора, мне попался в руки первый (вернее, даже нулевой) выпуск русского журнала для дизайнеров «Да!». «Да, кстати, а где же а где же наши киноактрисы?» - спросила я за обедом у Розова (забыла сказать о том, что в плане соседства за столиком в ресторане мне многие, буквально, завидовали). «А они в Дзержинске - у них встречи со зрителями. Теперь только к ужину будут». В тот же день в Дзержинске состоялось открытие выставки известного художника Михаила Шемякина, по причине чего отсутствовал наш другой сосед по столику - Олег Дмитриевич Железкин, эксперт Международного художественного фонда. К вечеру ждали Никиту Михалкова, но он подъехал чуть попозже, а пока в кинозале состоялась встреча с представителями нижегородского земства. «Теория малых дел» ОПРОСАМ земства на Конгрессе уделялось очень много внимания. Для тех, кто не совсем помнит школьных уроков истории: земское движение, как вид народного самоуправления, появилось в 1864 году в ответ на освобождение крестьян. А сейчас, когда государственная власть оказалась несколько беспомощной, опять вспомнили о земстве. Почему именно гуманитарный Конгресс? Да потому, что с самого начала инициаторами земского движения была либерально настроенная интеллигенция. Ну, создадут структуру, параллельную государственным, - думала я, довольно неохотно собираясь на встречу с нижегородцами. - Еще одним бюрократическим аппаратом будет больше. Ну, и что с этого?». Однако, очевидно, я не настолько хорошо знала все тонкости теории земского движения. Первый основной его критерий - это абсолютная непартийность и независимость его от влияний разного рода политических течений. Второе – так называемая «теория малых дел», обеспечение текущей жизни, которая служит базой для будущего. Образование, медицинская помощь, приюты для бездомных… Одним словом, все то, с чем нашим властям не справиться в одиночку. «Любая организованная структура - это взаимодействие государственной власти и народного самоуправления, -говорит Г.Г. Сильницкий, доктор философских наук из Смоленска. - Сейчас в нашей стране кризис власти, если он никак не компенсируется, мы просто погибнем». В Нижнем Новгороде земское движение существует два года, - а это уже срок. Конкретные результаты не особо впечатляют, но дают понять, что все-таки земство - не пустой звук. Открыта земская библиотека, выходят учебники для детей, цикл книг по местной теории. Намечено создание земского банка, а также взаимодействие с нижегородской администрацией. «А ведь все эти меценаты, те, кто открывает благотворительные приюты, столовые, госпитали – они ведь занимаются в принципе тем же, только в одиночку», - подумала я. Что ж, теперь эти люди начинают объединять усилия. 14 мая в подмосковном Красногорске состоялось открытие II Съезда земского движения, и Конгресс подготовил письмо к этому Съезду, в котором - предложения и пожелания, связанные с развитием земского движения. Визиты В ТОТ же день Конгресс посетили представители Нижегородского губернского дворянского собрания. Они зачитали письмо от русского дворянского собрания в Сан-Франциско, в котором говорилось о необходимости открытия памятника последнему самодержцу российскому, а также необходимости отметить его юбилей. Дворян принимали довольно тепло, но, по-моему, особого энтузиазма их обращение не вызвало... А вечером в баре теплохода состоялся праздничный вечер в честь Дня Победы. Были поздравлены ветераны: Розов, Залыгин, Толстой... И тут как раз и появился Никита Михалков в сопровождении небезызвестного Бориса Немцова - губернатора Нижнего Новгорода. Поздравления, рукопожатия... Кстати, кто-то забавно пошутил, шепнув соседу на ухо, что Немцов - это никакой не Немцов, а Филипп Киркоров. И Борису Ефимовичу пришлось долго доказывать, что он - губернатор, а не супруг Аллы Пугачевой. Они пробыли на теплоходе не больше получаса. Никиту Михалкова ждали Канны, а Бориса Немцова - губернаторские дела. Моим розовым мечтам об эксклюзивных интервью не суждено было осуществиться. Однако тут же я заметила Олега Дмитриевича Железкина: «Как прошло открытие выставки?» - «Танечка, я даже не ожидал такого результата! Выстроилась огромная очередь - и все хотели своими глазами посмотреть картины Шемякина. Все прошло просто великолепно!» - «А встречи киноактеров со зрителями?» - «Полнейший аншлаг! Нонну Мордюкову кто-то даже за руку потрогал, удостоверяясь, настоящая ли... Валечка Титова была просто неотразимой, и она ведь умница какая! Замечательно, просто замечательно!» Вообще, несмотря на пресловутую «великосветскость» общества, люди на Конгрессе знакомились запросто. «Это вы - Таня из молодежной газеты? А я - Ричард Моррис из Америки, миграционная служба ООН». - «Очень приятно...» - «Таня, извините, а Ростов-на-Дону - это Украина?...». Или еще проще; «А вот с вами, девушка, я еще не знакома. Вы кто?» Среди новых знакомых - добрейший Леонид Павлючик из газеты «Труд», замечательный и очень известный фотохудожник Александр Тягны-Рядно (кстати, огромное ему спасибо за любезно предоставленные снимки с Конгресса). Татьяна Павловна Осинцева из Екатеринбургской епархии, Стивен Баузер из российско-американского пресс-центра... Рабочие группы ПОМИМО земства, на Конгрессе обсуждались многие другие вопросы: нового русского предпринимательства, межрелигиозных проблем, экологии и экологической политики... Но мне лично, наиболее животрепещущей и не терпящей отлагательств, показалась проблема легендарного города Арзамас-16, фигурировавшего в секретных документах как город Кремлев. Это одно из уникальнейших поселений России на границе Нижегородской области и Мордовии. Когда-то в тех местах находилась Саровская пустынь – точка духовного притяжения православных людей. Там же берут начало три великие реки: Волга, Западная Двина и Днепр. В 40-е годы нашего века там возник центр по разработке ядерного оружия, который переменил судьбу проживавшего населения, судьбу самого города, ставшего военным объектом. Конгресс предлагает Министерству по атомной энергетике, Министерству обороны, руководителям российских научных оборонных центров, гуманитарных и физических институтов РАН провести в 1994 году в Арзамасе-16 Форум «Ядерный щит России: нравственность, идеология, политика». Может быть, в результате этой акции Арзамас-16 все-таки вернет себе историческое название Саров. Вечером 10 мая теплоход «Юрий Андропов» отбыл из Нижнего Новгорода. Итоги ДВА дня в кинотеатрах Нижнего Новгорода и Дзержинска шел фестиваль «Дни отечественного кино» (ибо в наше время отечественные фильмы можно посмотреть только на разного рода фестивалях), были встречи нижегородцев с Аллой Андреевой, с детским писателем и художником Г. Юдиным, с редколлегией альманаха «Российский архив» и журналов «Москва» и «Новый мир». Город был взбудоражен до основания. Но все хорошее рано или поздно заканчивается. И первый вопрос, который задавали Климу Лаврентьеву журналисты, был: «А состоится ли следующий Конгресс?». На итоговой пресс-конференции в Москве было официально. объявлено, что - да, состоится. Где? Это уже другой вопрос. Ростов, конечно, находится не на Украине, не особо хорошо знает Россию представитель американской миграционной службы ООН. И к российской культуре наш город имеет самое непосредственное отношение, да и проблем культурных, экологических, экономических, социальных, межрелигиозных у нас не меньше, а у некоторых и побольше. И если провести следующий Конгресс у нас на Дону... А идея у организаторов Конгресса такая есть. Всех своих проблем мы, конечно, не решим, но на них будет обращено должное внимание, а кое-что и решится. Да и с культурной жизнью, которая в Ростове не особо кипит, будет получше. И я очень-очень надеюсь, что городские и областные власти поддержат Конгресс. Возможно, тогда все будут твердо знать, что Ростов-на-Дону находится не на Украине... Татьяна ТЕРНОВСКАЯ.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Добавить комментарий