СТРАТЕГИЯ РОСИИ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ


Полномочному представителю Президента Российской федерации в Приволжском федеральном округе С.В.Кириенко

Уважаемый Сергей Владиленович! Трагедия в США и вероятное развертывание политической ситуации в мире заставляют нас обратиться к Вам с некоторыми соображениями о возможном развития событий. Считаю для себя возможным обратить Ваше внимание на те коллизии, которые могут произойти в наиболее уязвимом для России регионе Средней Азии и Афганистана. В том случае, если США предпримут военные действия против талибов, для России они грозят весьма неоднозначными последствиями: 1. Участие США в событиях (а именно об этом следует говорить) приведут к укреплению их политического влияния в регионе. Северный альянс, получив долгожданную военную помощь, сможет окончательно сформировать свои политические ориентиры, направленность которых [может оказаться не в интересах России] будет нацелена не на Россию. У России существовала возможность открытой поддержки Северного альянса, которую она не использовала. Теперь же, по крайней мере, ей придется делиться с США степенью влияния на Афганистан. Открытая и мощная поддержка Северного альянса была остро необходима, хотя бы в силу тех обстоятельств, что правительство Раббани на деле преследовало наркобизнес и, что особенно важно, не было вовлечено в международную сеть террористов и терроризм вообще. Как известно, чеченцы и узбекские религиозные экстремисты связаны с талибами. Эти факты принципиальны для России в деле выбора союзников. В силу сказанного нам представляется жизненно необходимым запоздалое, а потому активнейшее вовлечение России в политическую, а быть может и военную ситуацию на юге Средней Азии (Таджикистан) и севере Афганистана. Надо сделать все возможное для осуществления полномасштабного контроля за северными территориями Афганистана, ибо именно этот регион обладает характером геостратегического плацдарма, контролирующего всё южное от России направление, включая даже Китай. 2. Необходимость укрепления этого плацдарма не менее остра, нежели заметное закрепление России на Кавказе (Армения) и, соответственно, контроль за Ираном, Турцией и Ближним Востоком. Создание двух мощных плацдармов (именно плацдармов, а не просто военного присутствия) позволит России более комфортно чувствовать себя не только в мире, но и во внутренней политике. Россию не может не беспокоить пояс мусульманской нестабильности и даже угрозы. Известно ведь, что именно представители российских мусульман вовлечены в существующую интернациональную сеть терроризма. И это действительно угроза, поскольку в России и ее ближайших приделах (Средняя Азия, Азейрбайджан, Турция) мы имеем дело с необразованной массой, готовой на любые подвиги во имя сомнительных и просто опасных идей религиозного свойства. Спецификой российского ислама является его необразованность даже в своей культуре. Сказанное сохраняет свое  принципиальное значение и в том случае, если военные действия в Афганистане не будут осуществлены. 3. Кроме того, мы считаем необходимым усиление дипломатической работы и всех форм гуманитарного и культурного сотрудничества прежде всего в Душанбе и в целом в Таджикистане, ведь именно таджики составляют основу Северного альянса Афганистана. Вести эту работу следовало бы не только на уровне верхов, но и прорабатывая новые условия для понимания политики России широкими кругами населения. Важно не просто тактическое укрепление, а именно стратегическое закрепление России, опирающееся, в том числе, и на  культурную доминанту.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Добавить комментарий