Анроподицея, дык!


Автор: Генисаретский О.И. О, эта хищная, пожирающая себя самоё жизнь. Беззащитная и хрупкая. Жор, перемалывающий сам себя в жерновах-челюстях, переваривающей в не знающих жалости желудках. Топчущей себя копытами, пронзающей рогами. Беспомощная в сыске смыслов и целей, утратившая себя в самом начале и мнящаяся найтись за концом. Трусливейшая в этих своих сысках, корчащаяся в страстных судорогах и томящаяся в сытости бесстрастия. Ничего не прощающая, лишь все забывающая. И талдычащая о благе всех живых существ, или жизни вечной. Обозвавшая себя именем бьющего челом вечности. Убивающаяся медным лбом истукана. Воистину, заставь дурака молиться, так он об пол так шарахнет, что щеп от не соберешь. Туп, упрям и обидчив, а в обиде так ревнив и вскидчив, что не убережешься от беды. Обмерок, не ведающий меры. А туда же – простить о человеколюбии. Филантроп долбанный! Тетеря, глухарь, петух ощипанный. Погань. Длец похотливый. Мыслил, мыслил и уродился уродом. Ни эллин, ни иудей. Ни муж, ни жена. Ни сын, ни отец. Ни там, ни тут, а все здесь. Чист-чистёхонек. Сидит в кабинете и курит. Или стоит на кафедре, удовольствище, и речи говорит. А то ангелам другого места нет, как на кончике иглы гнездится! Вот и догнездились до того, что на иглу и сели. И осёл ваш сдох между копнами, оголодав вовсе от свободного де выбора. Где они, выборы, заведутся, там и голодуха брякнет. Мысли мыслишь? Так ноги и протянешь в своей протяженности. Пойти некуда – поневоле с ума и сойдешь. Один-одинешенек, кому пишешь, чукча? Библиотекарь трёпов. Пиши, пиши! Бумага все стерпит, пока не кончится. Безнадежное дело надежнее всего, раз нет ему конца. Почем купились на вкупе-бытии, герр Мартин? Пошел воспитывать воспитателей и попал под еврочистку. И вот от всего этого нового европорядка остался один евроремонт (менталитета). Ре-монд, евро-бомонд. Фо па, паря! Заматерели, разматерившись, а материя-то тем временем возьми, да исчезни! Накаркали, христопродавцы! Туды их в купель! Хорошо индийцам, они в своем океане крестятся в 40 градусов жары. А у нас прорубь -40° и 40° по 200 гр. И в парную париться. Попарно, а то и купно. Рынок никак, дармовое дело. Слава Богу, конец осьмушке сей тетрадной! Во дни памяти преп. Ильи Муромца и Серафима Саровского – среди океанических малышей-тайцев, так ловко убивающихся в юбки-барабаны. Страшно, аж жуть! А записал сие – Желто Желтым, чтитель-писец его Тетели Стеца, коврского согласия лица. 02.01.1999       Остров. Петанг

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Добавить комментарий