Между выживанием и развитием: возрастные состояния, мотивации и аффекты // Архэ. Культуротехнический альмонах. 2004 [5]


Автор: Генисаретский О.И. Источник публикации: Архэ. Культуротехнический альмонах. 2004 [5]  
Обобщенный смыслообраз (когнитивно-иконическое представление)  возрастного состояния мы хотели бы задать так, чтобы он:
1* сохраняя счетную определенность человеческого возраста, отвечал свободным целесообразностям складывающихся сегодня поколенческих практик;
2* имел прямое экзистенциально-прагматическое значение, был  непосредственно проживаемой реальностью и, среди прочего, обладал  мотивирующей, рефлексивно-критической и аффектирующее способностью;
3* и, наконец, искомый смыслообраз возрастных состояний должен соответствовать основным методологическим установкам той гуманитарной стратегии, которой мы в данный момент придерживаемся в своей социально-антропологической практике.
Что нужно, чтобы одновременно реализовать эти три методологические установки в одном смыслообразе возрастного состояния?
Как минимум, соотнести возрастную событийность жизнедеятельности человека – с его витально и социально структурированной исторической событийностью. Метафорически выражаясь, возрастные состояния человека -  с историческими возрастами человечества!
«История не является экспериментированием, - писал Ж. Делёз, явно указывая последним словом на активное, деятельностное отношение к природе и обществу, - она представляет собой совокупность условий, которые делают возможным экспериментирование с какой-либо вещью, ускользающей от истории. Без истории это экспериментирование оказалось бы неопределенным, необусловленным, но само экспериментирование не является историческим. … Становление не является историей; история имеет значение только совокупности условий, которые недавно существовали, но от которых отклоняются, чтобы «стать» (вырасти, развиться, созреть и состояться – О.Г.), т. е. чтобы сделать какую-либо новую вещь»
Таким образом, путь от событийной изменчивости становления к мучительно искомым  сегодня возможностям свободного самоопределения и саморазвития, к историческому автопоэзису человеческих сообществ лежит через институционально структурированный   процесс социально-исторической трансформации деятельности. Путь от онтологически сознаваемого становления к развитию лежит через деятельность и процесс её социально-исторической трансформации. Признав историческую изменчивость деятельности, приходится признать и экзистенциально-прагматическую суть возрастных состояний человека.
Мы живем во время, когда мышление, исследование, проектирование – занятия массовые. Потому думать, что можно организовывать деятельность и управлять ее развитием исключительно через целеполагание (манипулирование  интересами), игнорируя смыслы и работу с ними -  в высшей мере наивно. смысловое пространство, а потом народ добровольно побежит что-то делать – наивно.
Поскольку мы идем в школы, в университеты, в аспирантуры для того, чтобы со смыслами так же свободно обращаться как с иными материями, нужно уметь - в рамках каждой релевантной проблемы (поколений) - создавать  условия смыслообразования, действия со смыслами, управления ими. В этом сейчас наибольший управленческий дефицит. Если в чем  и стоит упрекать наличную власть, то это  в её   бессодержательности, в её неумении работать с когнитивными реальностями вообще и с когнитивным институтами, в частности.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Добавить комментарий