Проблемы исследования и развития проектной культуры дизайна // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения М.: ВНИИТЭ, 1988


Автор: Генисаретский О.И.
Источник публикации: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения М.: ВНИИТЭ, 1988.

 

Понятие о проектной культуре опирается на представление о проектировании как универсальном и автономном — в интеллектуальном и социально-культурном отношениях — типе деятельности, показательном для современной стадии научно-технического прогресса и общей ин­теллектуальной культуры.

С этой целью нами была дана типологическая характеристика проектирования, увязанная с представлениями о строении техносферы и процессе научно-технической революции; а также рассмотрена динамика появления новых видов проектной деятельности, практикуемых сегодня на­ряду с дизайном (эргономическое, социальное, экологическое проектирование), и новых методологических установок (средовой подход, аксиологическая и мифопоэтическая ориентация).

В дизайне проектирование реализуется благодаря вполне традиционным фигурам художественного самосознания, где ху­дожественность рассматривается как высший тип целесообразности; красота — как показатель ценностности и полезности проектных решений; а их выражение в виде художественных кон­цептов, программ, артобъектов как одна из первых и наибо­лее важных проектных процедур.

Для дизайнера проектировать — означает вмешиваться во взаимосвязь образа жизни и предметной среды, а потому вли­ять не только на значение средовых объектов, но и на ценност­ный смысл образожизненных событий и состояний, из которых складывается поток переживаний жизни как целого. Исходный импульс к проектированию питается заботой о ценностной дос­товерности наличного образа жизни и реализуются в опасениях за возможность утраты полученных из прошлого и наличных благ или в упованиях на достижение лучшего в будущем.

Психологической основой проектирования является проектное воображение — та взаимосвязь» аффективных и символичес­ких процессов сознания, в которой исходные ценностные переживания выражаются в проектных образах, являющихся по сво­ей ценностной сути замыслами о будущих состояниях жизни, в которых забота о ней переживалась бы как удовлетворенная. Поэтому всякое проектирование внутренне нацелено на реали­зацию проекта и вне нее не может считаться таковым. Оно удовлетворяется лишь реализацией проектных образов желаемого мира, а не самими образами его, как то имеет место в изо­бразительном искусстве или мистически ориентированном созер­цании.

Проект — это предвосхищяющий образ желаемого состоя­ния какой-то части жизненной среды, в отношении которой до­казательно признана возможность и целесообразность его пра­ктического достижения в обозримом будущем.

Творческую суть художественного проектирования можно ви­деть в образном схватывании, прояснении и воплощении жизнен­ных ценностей, первоначально данных сквозь события и состоя­ния ценностного чувствования и понимания, и оконечно осуществляемых в среде ближайшего развития образа жизни. Для понимания культуротворческой роли проектирования важно, что новые ценности, выявляемые в проектных образах, становят­ся доступными обществу лишь после того, как эти образы созда­ны и критически отрефлектированы.

Проектное воображение является базовой профессиональной способностью дизайнера. Но оно нуждается в особом творческом пространстве, в котором работа воображения может разворачивать­ся с необходимой для проектирования осмысленностью и действен­ностью. Таким пространством давно стала предметная среда. Когда же внимание дизайнеров было привлечено к осмыслению и проектной проработке взаимосвязей «предметная среда / об­раз жизни» и «предметная среда / культура», потребовалось расширить представление о творческом пространстве проектно­го воображения. Ответом на этот вызов и стала концепция про­ектной культуры.

В ходе ее разработки были проанализированы тематические контексты и линии роста представлений о проектной культуре: это — проектосообразность культуры, как таковой; направленность проектиро­вания на культуросозидание и преобразование; культуро­логическое рассмотрение дизайна в системе культуры; куль­турно-экологическое сочленение среды как овеществленной культуры и культуры как знаковой, образной среды; образожизненная ориентация дизайна; отношение проектной и полити­ческой культур. Последовательное освоение этих тем в теории и практике советского дизайна — в настоящее время — к синтезу перечисленных тем в развивающейся концепции про­ектной культуры.

Особое внимание должно быть уделено далее процессу концептуа­лизации проектной культуры и концепуальности, как качест­ву всех ее составляющих. Этот вопрос подлежит разрешению в контексте представления о рефлексив­ности культуры.

Благодаря концептуализации творчества в истории проектной культуры прослеживаются:

Концептуализация творчества есть вместе с тем уста­новка на осознание его гуманитарного содержания, проявление тех жизненных художественных, духовных ценностей, которые утверждаются или отрицаются в данном произведении, проек­те, проектной программе. Суть любой концепции — в ее об­щей ценностной интонации, в свете которой в ней представ­лено все, захваченное концепцией, значимое для нее.

Далее, на основе предложенного понимания концептуальности проектной культуры, вводятся в оборот две типологии творческих концепций:

а) морфологическая типология (тема, знание, вид и вещь), говорящая о различных способах воп­лощения проектного воображения в сознании проектировщика, и

б) типология, связанная с возможной ориентацией проек­тирования на разные типы рациональности деятельности (це­левую, традиционалистсткую, аффективную, ценностную, мифопоэтическую и т.д.).

Введение этих типологий позволяет гово­рить о проектной культуре как многообразии (или пространстве) творческих концепций.

В сферическом отношении проектная культура определяется как высший уро­вень сферы дизайна, надстраивающийся над текущим проектным процессом (преобразования или воссоздания среды) и над ин­фраструктурой дизайна, т.е. всеми функциональными службами, обеспечивающими нормальное течение проектирования. Проект­ный процесс развивается сразу в двух измерениях; он обеспе­чивается инфраструктурными службами и он же находится в от­ношении коэволюции, т.е. соразвития с предметной средой, об­разом жизни и культурой, означаясь и ценностно ориентируясь в них. Проектная культура видна лишь при взгляде «вверх» от проектного процесса, направленном на аксиоматическое, ценнос­тное единство «среды — образа жизни — культуры»; она не вид­на при взгляде «вниз» от проектного процесса, где даны лишь части проектируемой среды и различные проектные процедуры, организуемые в методике.

Основными составляющими проектной культуры являются:

  1. Экологическая, включающая ценностно значи­мые образы, иконические организованности, вещные пространст­ва проектируемой среды, замышляемые и документируемые дизай­нерами. Здесь уточняется понятие образа в средовых искусст­вах, рефлектируемого в символах пространственности, в худо­жественно-проектных замыслах и подразумеваемых «средовых благах».
  2. Образо-жизненная — сюжеты средового поведения, стили жизни различных сообществ, их «экзистенциальные жесты» в отношении среды. Показывается содержательное единство сю-жетики средового поведения и образности средовых объектов, охватываемых одним и тем же понятием жанра, которое для про­ектного воображения замещает понятие функции.
  3. Аксиологическая — отвлеченно мыслимые ценности или чувственно, духов­но осязаемые блага проектной культуры, достижимые в ней ак­сиоматические состояния сознания/воли всех участников проек­тного процесса. Эти состояния эвристически необходимы для ес­тественной личной реализации проектной деятельности в вооб­ражении.
  4. Концептуальная, состоящая из творческих концепций, взятых вместе с выраженными в них ценностными, образо-жизненными и средовыми ориентациями субъектов проектирования. Многообразие концепций — это ядро проектной культуры, вокруг которого группируются эвристики и поэтики, в терминах ко­торых операционализируются текущие проектные замыслы. Кон­цептуальное ядро несет на себе основную, рефлексивную наг­рузку проектной культуры, обеспечивая высокий уровень творче­ской свободы проектного воображения.
  5. Наконец, культурно-политическая составляющая проектной культуры связывает её с политической культурой общества в целом. В ней представлены связи проектирования с социальной, экологической, культурной политиками общества. Основная тема здесь: реализуемость в проектируемых объектах заданных, или чаемых качеств среды, ценностная оправданность образа жизни, равновесие в нем традиций и инноваций, сохранение вкуса к подлинности.

Для понимания творческой сути проектной культуры край­не важно то обстоятельство, что образ жизни людей образен в том же самом смысле, в каком образными качествами наде­лены средовые объекты и произведения искусства. Это дает возможность дизайнеру, на ряду с использованием научных знаний об образе жизни и предметной среде, относится к ним, как к объектам проектирования, непосредственно (с помощью цен­ностного чувствования содержания образов) и претворять их далее в проектные замыслы о будущих, желательных состояни­ях жизни в среде.

С другой стороны, именно благодаря этой общей среде и жизни образности  дизайнеру доступны ценностные значения средовых объектов и актов средового поведения относительно них. Эти значения соотносятся, кроме того, с ак­сиомами культуры, с рефлектируемыми и рационализируемыми в ней ценностями. Показывается, что психологической основой синтеза аксиологической, экологической и образо-жизненной составляющих проектной культуры являются аксиоматические состояния сознания/воли, репертуар которых характеризует субъективную развитость проектной культуры. 

Аксиоматические состояния и группирующиеся вокруг них ценностные переживания творчески: реализуются, с одной сторо­ны, в способностях смысловой восприимчивости (понимания) и разборчивости (вкуса), а с другой — в культивировании навы­ков ценностного суждения (оценивания) и замышления.

Эти че­тыре вида способностей участвуют в каждом акте проектного воображения, но также оформляются в самостоятельные разделы проектной культуры: способность понимания составляет основу всех творческих концепций; способность оценивания реализует­ся в критике; замышление участвует в порождении проектных ре­шений; а вкус — в жизненном усвоении, рецепции результатов проектирования. В дизайне все они, в том или ином смысле, опи­раются на образное отражение действительности и пронизаны характерной для данного творческого направления ценностной интонацией.

В силу повышенной образности (и ценностности) проектного воображения пространство проектной культу­ры существенно открыто совокупной художественной культуре общества. Жанровая структура и стилистические диалекты ис­кусства, его пластический язык, способы пластической концеп­туализации схватываемых искусством жизненных реальностей, самообразы художника-творца являются сегодня — как и всегда — живым источником дизайнерского вдохновения. Без прямого учас­тия дизайнеров в текущем художественном процессе полноценный дизайн немыслим.

По ходу экологизации образа жизни и культуры, во-первых, происходит характерное для нашего времени сближение среды, воспринимаемой, как овеществленнаяи опредмеченная культура, , с одной стороны, и культуры, метафорически понимаемой, как мыслимая образная и ценностная среда, с другой. Так складывается концепция целостного средового искусства, охватывающая продукты дизайна, различные виды визуальных коммуникаций, архитектуры, традиционных прикладных и изобразительных искусств.

Процесс экологизации, охватывающий природу и культуру, предметную среду и образ жизни, синтезирует некое новое, ин­туитивно ощущаемое состояние условий человеческого существо­вания. Его прогностически концептуализируемые качества — боль­шая естественность, творческая свобода, подлинность бытия. Это состояние неразрывно связано с проектностью, с ценностя­ми проектного отношения к действительности и поэтому также может обозначаться термином «проектная культура».

Экологическое сознание, адекватное проектной культуре -исторично: оно имеет дело с непрерывностью и преемственностью образа жизни, культуры и среды. Поэтому средовые искусства сегодня, не исключая дизайна, столь много внимания уделяют традиционным предметным формам и стилям жизни, заняты проб­лемой исторической, этнокультурной идентичности (своеобразия и самобытности) среды и образа жизни. В этом контексте анали­зируется предложенная С.С.Аверинцевым концепция рефлектированного традиционализма, в терминах которой обосновывается воз­можность не только инновационного, но и миметического дизай­на, занятого воссозданием в образе проектируемой среды цен­ностей, достигнутых в истории, ценностей и стилей жизни.

Одно из практико-ориентированных приложений концепции проектной культуры — методологический анализ про­ектной практики — регионального и городского дизайна.

Он основан на схематическом различении смысловых слоев представлений о региональной и городской среде, включая:

При переходе от одного слоя средовых представлений к другому, изменяется понимание объектов дизайнерской деятельности, состав привлекаемых в проектный процесс научных, и творческих концепций, а также характерное для дизай­на и его проектной культуры чувство творческой значимости и новизны.

В экологическом ди­зайне накапливается опыт: использования свойственных данному региону природных материалов, архе­типов пространственности, цвета и световой палитры; накоплен­ных искусством навыков ремесленного отношения к качествам предметной среды; выражения ритмических качеств поселенческих структур в стиле и жанровом разнообразии средовых объектов; вовлечения в проектное воображение архетипы дома и других традицион­ных сооружений для символизации строения среды; опыт сервилизации образа жизни, в котором обслуживание становится характерным отношением урбанизированного образа жизни и ценностным качеством, важным для дизайна услуг; ведется игра с эффектами «близкодействия» в потреблении средовых ценностей и «даль­нодействия», на которых основывается непосредственное пережи­вание образа жизни; растет характерное для проектной культуры отно­шение к реальностям образного слоя среды как к самобытным «жизненным мирам», изучаемым в современной гуманитарной психо­логии и экзистенциальной философии.

Естественным продолжением экологических забот дизайна стало внимание к этнокультурным аспектам проблематики регионального и го­родского развития. При этом этнос при этом понимается как коллективный обитатель среды и носитель культуры; а культура, наряду со средой — как один из антропогенных ландшафтов этноса.

Эколо­гическое движение за защиту первозданной природы пришло к пониманию того, что «хранительное» и участливое отношение к данностям природы должно быть распространено и на этносы, также являющиеся частью природы. Это отношение концептуализируется проектной культурой в терминах сохранения этнокуль­турной идентичности среды, образа жизни (при любом развитии процесса их модернизации).А сама этнокультурная идентичность оп­ределяется как участие этносов в: а) культурном разнообра­зии, б) культурном взаимодействии и в) в собственной само­бытности, подлинности.

Дизайн сам часто становится источником своеобразного средового отчуждения человека. Дизайнерски проработанная среда, если она однообразна, если ставит человека вне обра­зов и ценностей традиционно художественной и духовной куль­туры, вызывает эффекты средового напряжения, утомления и от­торжения. Таков усредненный «интернациональный стиль», вос­ходящий к раннему сильному функционализму, наиболее легко и быстро усваиваемый всеми молодыми дизайнами. Он реализовал тенденцию рационализации культуры, «расколдовывания» мира, приводя к унылой «обездушенности» среднемирового дизайна. Поэтому во всех развитых дизайнах — на определенной стадии их развития — возникает «альтернативный дизайн», одной из вер­сий которого является проектирование, ориентированное на решающее роблему этнокультурной идентичности.

Благодаря практике экологической и этнокультурной ар­гументации, в современной проектной культуре обосновывается возможность и актуальность миметического дизайна. Он вовсе не предполагает фиксированное на исторически ушедших стилях жиз­ни и предметных формах, на прошлом времени-пространстве, но означает вновьобретение области жизни этноса, ее проектноепереосвоение во вое новых исторических условиях.

Миметический дизайн — это культурно-экологический вариант дизайна, цель которого состоит в. способности воссоздавать в облике среды, в ее социально-функциональном устройстве те образы человека, те ценности и стили жизни, которые свойственны той или иной региональной, этнокультурной традиции.

Проектная культура обогащается при этом пониманием то­го, что среда является не только вещественным, пространственным условием жизни людей, но и условием реализации весьма глубоких измерений человеческой природы. Каждый человек, каждая общность имеет право на такую среду своей жизни, ко­торая бы наиболее полно учитывала специфику их культурной традиции, особенности их образа жизни, — так формулируется демократический по своей сути политический постулат культур­но-экологического дизайна.

Подводя итого методологического анализа представлений о проектной культуре, можно сказать так:

 1. Анализ проектирования как типа деятельности, — уни­версального и автономного в интеллектуальном и социально-культурном отношении, — и динамики изменения его методоло­гических ориентации позволяет выделить проектное воображение в качестве психологической основы деятельности дизайнера.

 Проектная культура вводится в рассмотрение как пространство для  творчества, в котором проектное воображение ре­ализуется благодаря производным от него способностям понимания, проектного замышления и вкуса. Центром, вокруг которого организуется проектное воображение, являются аксиоматические состояния сознания и процессы ориентации в аксиомах культуры. Утвер­ждается, что культивирование проектного воображения как лич­ной способности — основной путь развития проектной культуры дизайнера.

2. Наблюдаемый сегодня процесс концептуализации проект­ной культуры предполагает переход к такой форме взаимосвязи теоретического, проектно-творческого и организационного-методологического измерений дизайна, где все рефлексивные и коммуникативные связи в нем начинают осуществляться с помощью кон­цепций (художественных, научных, управленческих и т.д.). Кон­цепции играют при этом роль своеобразных «обменных тел» об­щения между участниками проектного процесса. Кроме того, они обращаются как средства профессионального и социально-куль­турного самосознания дизайнеров. В соответствии с этим, будет меняться стратегия интеллектуального обеспечения дизай­на. Вместо усиленного привлечения в дизайн знаний из различ­ных научных дисциплин или выработки их в научных подразделе­ниях проектных учреждений, актуальным становится включенное в ткань проектного творчества рефлексивное «выращивание» концепций и обмен, согласование концепций, достижение про­ектных компромиссов.

3. Формирование навыков проектного воображения — при сознательной ориентации на содержание мировой проектной культуры — утверждается как ближайшая перспектива развития дизайнерского образования. В отличие от проектных методик, акцентирующих преимущественно эвристическую (поисковую и по­рождающую) функцию деятельности, педагогика проектного во­ображения формирует также его экспозиционную и аксиоматиче­скую функции. Учебное проектирование будет включать в себя все большую долю экспозиционного (по духу и форме) творчес­тва, дизайн-критики и размышлений о ценностных качествах, порождаемых в нем проектных образов.

4. Один из важных выводов работы — возможность и практи­ческая необходимость прямого переживания и осознания дизай­нером образных и ценностных качеств не только объектов сре­ды, но и обустраиваемого ею образа жизни. Как ни важны для дизайна идеологически рационализированные ценности и науч­ные знания об образе жизни людей, еще важнее умение видеть — сквозь образность образа жизни – его ценностные качества, мыслить о них в символах своего пластического языка, сохра­нять прочувствуемую (с помощью эмпатии, сопереживания чело­веку) ценностную интонацию его запросов по ходу всего проект­ного процесса. Этот профессиональный навык также вырабаты­вается вместе с проектным воображением и составляет важную его особенность.

5. Дизайн до сих пор развивался у нас в стране в атмо­сфере признания своего лидерства в проектной культуре, кото­рое критикуется как иллюзорное. Опережающее развитие проект­ной культуры, учитывающее всю полноту ее культурно-экологиче­ских, образожизненных и научно-технических акцентов, являет­ся условием сохранения (или нового обретения) дизайном достаточно престижного положения в иерархии различных видов проектирования. А это важно для привлечения в дизайн новых творческих сил, распыляющихся сегодня по другим профессио­нальным цехам.

6. Пказано, что в ходе прогрессирующей экологизации дизайна заметно возрастает внимание к разного рода воспроизводственным отношениям: дизайн начинает заниматься не только созданием новых средовых объектов, но и сохранени­ем вполне традиционных ценностей предметной среды, образа жизни — вещей и занятий, стилей жизнедеятельности, таких символических качеств образа жизни, как естественность, под­линность, преемственность и т.д.

В связи с этим дальнейшее развитие проектной культуры, наращивание навыков проектного воображения должно быть ори­ентировано не только на инновационный дизайн (порождение но­вых вещей и качеств), но и на миметический дизайн (сохране­ние или воссоздание достигнутых в культуре качеств и вещей). Только на этом пути можно обеспечивать далее ценностную эф­фективность проектных начинаний, наращивая, а не умаляя худо­жественно-творческий, гуманизирующий потенциал дизайна.

7. Смысл данной диссертационной работы состоит во введении в интеллектуальный оборот теоретиков, методологов и практиков дизайна проблематики проектной культуры как целого. Результаты ее имеют поэтому отношение не только к отдельным направлениям развития дизайна, но и ко всей ситуации разви­тия — к выбору реалистической, плодотворной идеологии и стратегии его. Показано, что управление развитием является столь же концептуализированной деятельностью, как и проектирование. Успех его не может быть далее обеспечен теми командно-адми­нистративными методами, которые практиковались в нашем дизай­не в 60-70-е годы. Управление развитием дизайна, впрямую соотносящееся сегодня с вопросами социальной и культурной политики, само должно быть осознано в терминах, концептуальных схемах проектной культуры. Проблемой для дальнейшего исследо­вания является углубление наших представлений о взаимосвязи проектной и политической культур, создание методологии построения многовариантных сценариев развития сферы дизайна, его проектной культуры.

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

Добавить комментарий